Дом, который построил Джек (или недвижимость, как источник риска для собственной безопасности)

В рамках созданной нами рубрики «История нашего района и ее руководителей, глазами жителей», к нам в редакцию обратился житель нашего района Яковенко С.Н., который представил нам ряд очерков из истории жизни нашего района с просьбой опубликовать в новой рубрике. Изучив представленные материалы редакцией было принято решение, что эти очерки нельзя оставить без внимания и мы публикуем второй из рассказов.

Как известно, жизнь ничему не учит. Не смотря на увещевание мудрецов учиться на чужих ошибках, каждый из нас ищет свои персональные грабли, которые огреют по голове.

Наше поколение (послевоенный массовый тираж середины пятидесятых годов прошлого века), выросло на черно-белых фильмах, где Пугачев, Разин, Дубровский, Кармелюк, гайдамаки и просто разъяренные крестьяне брали штурмом ненавистные помещичьи и панские дворцы, как правило, украшенные колонами. Даже в Залиманской школе на стене когда-то висела картина местного художника, где почему-то одинокий крестьянин с топором в руках подбирается к дому с колонами, явно с нехорошими намерениями. Как символ архитектурного излишества, справа от него можно было наблюдать грубую копию какой-то античной статуи, олицетворяющую бессовестную эксплуатацию трудового крестьянства. Правда, факта наличия в Залимане панских строений, как и факта их уничтожения восставшими, я не установил.

Скажу больше, нас с детства приучали к тому, что как строительство скромного домика дядюшки Тыквы рядом с роскошными хоромами хозяев жизни, так и попытка их снесения эксплуататорами, может привести к социальным потрясениям в виде восстания под предводительством Чиполлино, с последующим свержением правящего класса цитрусовых, косточковых и пасленовых.

Однако, как только у человека появляются деньги, которые он не способен проесть или потратить на многочисленные наряды жены, он ударяется в стройку.



Мало кто заботится о том, что может наступить время и сограждане, которым в жизни повезло меньше, чем тебе, с недобрым блеском в глазах преступят к неприятным расспросам типа: «А откуда такие бабки на такие хоромы?».

Автор этих строк также переболел таким недугом.

Не останавливало меня ни то, что каждое лето я проходил мимо места где в свое время высился роскошный дворец князя Потемкина в тогдашнем Славяногорске, который до основания снесли трудящиеся в 1917-1919 годах, ни то обстоятельство, что после возведение собственного дома, возле него несколько дней стоял работник милиции и с блокнотом в руках высчитывал соответствует ли количество уложенных в стену кирпичей количеству, указанному в выписанных накладных на их приобретение.

Не остановило даже то, что мой приятель – врач-патологоанатом подвергся длительным гонениям со стороны тогдашнего партийного руководства за то, что архитектура его частного строения отличалась от стандартных проектов финских домиков для переселенцев (были и такие).

Не стало препятствием даже то, что автор будучи заведующим отделом одного из райкома партии по указанию первого секретаря сам тиранил председателя колхоза, который рискнул возвести свое родовое гнездо на 30 сантиметров шире проекта, заставляя его писать бесчисленные объяснения на имя районного архитектора и бюро райкома партии, что по тем временам было весьма неприятно.

Но прошло время, я переболел страшным недугом вирусного строительства и остановился на скромном сооружении 1938 года постройки, в котором проживаю до сегодняшнего дня.

Однако бывают неизлечимо больные, к ним я отношу людей, которые возводят монументальные сооружения для собственного жилья, не учитывая, что окружающие обнищали на столько, что вопрос об источниках средств на строительство вот-вот превратится в источник насилия над заигравшимся зодчим.

Их не останавливает даже предупреждения умных людей, которые они выдавали почти 3000 лет назад.

Еще старик Лао-Цзы увещевал правителей не увлекаться: «Разрушающийся мир не таков. Однажды завладев таким богатством, как Поднебесная, обретя власть правителя, начинают истощать силы народа, чтобы доставить удовольствие глазам и ушам; все помыслы сосредоточены на дворцовых покоях, башнях и террасах, запрудах и прудах, заповедниках и садах, диких зверях и медведях, безделушках и диковинках. Потому бедняки не имеют уже отрубей с подонками, а тигры, волки и медведи брезгуют отборным кормом. Простой народ ходит в коротких куртках, не прикрывающих тело, а во дворцах одеты в шелках и парчу. Властители с увлечением предаются бесполезным подвигам, а простой люд изможден тяжким трудом на Поднебесную».

М-да.… Подозреваю, что глава Балаклейской районной администрации Масельский Степен Иванович, Лао-Цзы не читал.

Иначе как по-другому можно объяснить то, что в период всеобщего обнищания населения подведомственного пану Степану и субсидий на разные коммунальные блага, на берегу речки в городе Балаклея по улице 8-го Марта, появился дом номер 18-б.



Строение «не большое» — всего 300 квадратных метров. Как сами понимаете, это около шести стандартных квартир, где проживают простые смертные. В доме над рекой проживает Степан Иванович Масельский.

При этом земельный участок, на котором стоит дворец Степан Иванович наивно записал на своего сына и видимо на этом основании в нарушение действующего законодательства не зарегистрировал в декларации названный дом, в котором уютно расположилось его семейство.

Нескромность Степана Ивановича труднообъяснима и потому-то на сегодняшний день пан Степан позиционирует себя как слуга Украинского Национализма. Быть по-другому не может, поскольку он служит человеку, лозунгом которого является: «Армія! Мова! Віра!». А пункт второй «Двенадцати принципов характера украинского националиста» (автор-деятель ОУН Осип  Мащак) гласит: «Бескорыстный – это значит, что Идею Украинского Национализма и службу ради нее он ставит выше всех сокровищ этого мира. Ради нее он променяет с радостью возможность теплой и выгодной жизни на суровую судьбу солдата-борца, теплый дом – на окопы или тюрьму». Явно это сказано не о Степане Ивановиче. Хотя на счет тюрьмы, но не по идейным соображениям, очень хотелось бы надеяться.

С саркастической улыбкой на последнем приемном дне разъяренным активистам Степан Иванович заявлял, что ничего не боится и готов ответить за все – за незаконно вырубленный лес, за противодействие созданию местных громад, за незаконную торговлю табаком, за сомнительные операции газовщиков и многое, многое другое. Ну, прям бессмертный горец Дункан Маклаут.

Хотелось бы напомнить главе, что на то он и глава, чтобы отвечать головой. И ответственность заключается не в том, чтобы сидя в кожаном кресле в белой рубашке и галстуке в окружении таких же, как и он сам издевательски давать ничего не значащие ответы на животрепещущие вопросы, а в том, когда сограждане, заменив галстук на веревку тянут тебя к ближайшему фонарному столбу или с не меньшей радостью ищут  подходящую стену, весело щелкая затворами.

Хотелось бы верить, что для Степана Ивановича все закончится, не так грустно, но как говорит герой одного сериала: «Поди знай…».

Сдается мне, что где-то варится волшебное зелье, выпив которое наш Степан Иванович в очередной раз превратится из людоеда Шрека в принца-красавца, который будет служить очередному королю.

Наша цель этого не допустить.

А дворец? Ну что дворец… Хоромы Потемкина крестьяне разобрали на свинарники.

 

Автор: С.Н. Яковенко

Отправить ответ

avatar
  Подписывайся  
Уведомление о