Экс-директор Курганского бройлера: Политика владельцев Агромарса может погубить человеческие жизни

Полтора года назад «Комплекс Агромарс» стал ньюсмейкером благодаря нашумевшей истории с куриными могильниками на Киевщине. После этого компания на несколько месяцев медийно активизировалась и даже объявила о строительстве завода по переработке биоотходов. Но на этом новости закончились, и за минувший год о ней ничего не было слышно. 

Недавно «Комплекс Агромарс» снова попал на страницы прессы. Теперь уже центром скандальной истории стал поселок Пятигорское на Харьковщине, где находятся мощности птицефабрики «Курганский бройлер» — одного из крупнейших предприятий замкнутого цикла по производству куриного мяса в Восточной Украине. Местные жители нарекают, что пометохранилище птицефабрики из-за постоянного тления стало рассадником смрада, который окутал поселок, а также прибежищем для бродячих животных. Сосед-фермер Анатолий Михайличенко также заявил, что падеж от производства закапывается в помете и разлагается, а само пометохранилище настолько разрослось, что уже зашло на его поля.

В то же время, мы решили заглянуть за ворота птицефабрики. И хотя нас туда не допустили, а интервью с гендиректором «Комплекс Агромарс» переносится уже которую неделю, мы смогли это сделать с помощью другого человека. Знакомьтесь — Алексей Таранов, уже экс-директор птицефабрики «Курганский бройлер». В интервью Latifundist.com он рассказал, почему птицефабрике грозит закрытие и по какой причине он покинул свою должность, проработав всего два месяца.   

Latifundist.com: Когда Вы пришли работать директором на птицефабрику? 

Алексей Таранов: В декабре 2019 года.

Latifundist.com: И уже ушли? Почему так быстро?

Алексей Таранов: Есть основная причина. Скажите, сколько может стоить человеческая жизнь?

Latifundist.comБесценна.

Алексей Таранов: Правильно! Предприятие на сегодняшний день нуждается в перезагрузке. В последние годы его только эксплуатировали. Не обслуживали, не ремонтировали, не восстанавливали. На птицефабрике есть аварийные объекты, эксплуатация которых может закончиться человеческими жертвами. Я не хочу брать на себя эту ответственность. Именно поэтому я сегодня и пришел к вам.

Посылать каждый день на работу, зная, что люди на этих объектах могут погибнуть, я не имею ни человеческого, ни морального права, тем более как руководитель. И это не вопрос страха перед ответственностью. У меня довольно большой опыт эксплуатации промышленных компаний, строительства новых объектов. Так вот, данное предприятие просто брошено. На предприятии нет ничего: ни охраны труда, ни обучения и медосмотра персонала, ни обслуживания оборудования. Возьмем котельную. В любой момент там могут взорваться котлы, потому что 8 лет их никто не обслуживал. Не проводилась чистка, не ремонтировалась химводоподготовка. Ну какое я имею право посылать туда операторов? И таких объектов на предприятии много. 

Да, оно приносило деньги. Но по факту сейчас брошено. И, кстати, его запрещено эксплуатировать согласно решению суда и предписаниям МЧС.

Latifundist.comС какого момента?

Алексей Таранов: Два года шли суды. Все это время люди ходили на работу, рискуя своей собственной жизнью. Решение суда есть, но, естественно, никто его выполнять не собирается. Птицефабрику необходимо остановить, модернизировать, устранить все технические неполадки. Создать не то что нормальные и комфортные, а хотя бы безопасные условия для работы персонала. Это основной посыл.

Latifundist.comЛогичный вопрос: когда вы пришли на должность директора, разве не знали об этих проблемах?

Алексей Таранов: Нет. У меня в процессе работы начали открываться глаза. Я увидел проблему с котлами, вызвал специалистов. Они провели экспертизу, сказали, что котлы эксплуатировать нельзя — они могут взорваться. Я задаю вопрос учредителям: что дальше делать? Без котельных предприятие не может производить убой, производственный цикл останавливается.

Чтобы хоть немного привести предприятие в чувство, нужно минимум 36-45 дней. Причем необходимо провести капитальный ремонт не только котельных, а и складов, зданий, помещений, производственных цехов, которые находятся в аварийном состоянии и могут обрушиться и похоронить людей под собой.

Latifundist.com: Как отреагировало руководство птицефабрики на ваши предложения? 

Алексей Таранов: Меня никто не стал слушать. Уверен, что до меня директора приходили не хуже. Я специально не отслеживал динамику их смены, но, как понимаю, большинство из них уходило именно по этим причинам. Они не видели перспективы. Всему виной жадность владельцев. Ведь кто будет нести ответственность? Инженер или директор. Владельцы только несут финансовую ответственность. Как я вижу, их задача — получить кредиты под актив в банке, и таким образом его перепродать. А после нас хоть руины. 

Latifundist.comУ предприятия также есть долги перед поставщиками энергоресурсов?

Алексей Таранов: Да, предприятие наращивает дебиторскую задолженность перед поставщиками электроэнергии и газа. Но и не только — еще и перед трудовым коллективом по заработной плате. Точные цифры назвать не могу, но по зарплате задолженность составляет около 5-6 млн грн. 

Есть такая наука — управление финансами. Так вот, предприятию на сегодняшний день нужно дополнительное финансирование.

Январь выдался сложным для птицеводов. Месяц прошел под девизом снижения цен на мясо до 25%. Причин этому было несколько. Во-первых, ЕС закрыл экспорт птицы с Украины в связи с птичьим гриппом. Во-вторых, произошло укрепление гривны, которое не очень благоприятствовало экспорту нашей продукции. Внутренний рынок был интереснее, и потому на нем появилось больше игроков, большое количество продукции. И цены рухнули. Для любого предприятия 25% недополученной выручки — это довольно существенно. Но иногда бывают такие периоды, и их нужно пережить. Только это не значит, что проблемы нужно решать за счет задолженности по зарплате.

Читать по теме: Крупнейшие агроэкологические ЧП и катастрофы в Украине

Latifundist.comВ связи с задолженностью перед коммунальными предприятиями не может ли возникнуть ситуация, когда те придут и отключат все коммуникации?

Алексей Таранов: Да, такая ситуация может возникнуть. Предприятие периодически получает предписания об отключении коммуникаций, но до такой ситуации его доводить нельзя. Будет массовый падеж птицы, и что потом с ним делать? Утилизация падежа — довольно дорогое удовольствие. Я даже отмечу, что ежедневная процедура обеспечения предприятия всеми необходимыми коммуникациями связана с войной с киевским офисом. Нужно ежедневно доказывать и просить деньги на оплату энергоносителей.

Latifundist.comКак эту ситуацию комментирует киевский офис?

Алексей Таранов: Они это не комментируют никак. Мне звонит начальник расчетно-кассового отдела и говорит: «Поздравляю, мы сегодня за электроэнергию платить не будем». Я ему говорю, что нас отключат. Он мне в ответ: «И с этим тоже поздравляю». Короткий вопрос и короткий ответ. Я не привык к такому обращению с собой и не люблю хамство. Но хамство с иронией — это цинизм высшей степени. Этот цинизм позволяет им жить и отправлять людей на смерть каждый день, потому что на фабрике работать нельзя.

 Latifundist.comВ целом, какую бы оценку вы поставили предприятию по 10 балльной шкале с технической точки зрения?

 Алексей Таранов: Если оценивать предприятие с технической точки зрения, то состояние — даже не наличие, а состояние основных фондов — это где-то 2,5 балла по 10-балльной шкале. И то, эта половина — только из-за того, что оно еще как-то работает.

Автор:Latifundist.com

Подписывайся
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x